Русская идея

Русская идея

Русская идея — философский термин, впервые сформулированный в Российской империиФ. М. Достоевским в 1860 году; по определению философа Ивана Ильина, совокупность понятий, выражающих историческое своеобразие и особое призвание русского народа[1].

ИсторияПравить

Предполагается, что русская идея сформировалась задолго до введения самого термина, ещё в XVI веке, и выразилась в идее православной монархии[2] (идея инока Филофея «Москва — третий Рим»[3]).

Вопрос о своеобразии России и призвании русского народа впервые поставил П. Я. Чаадаев[4], однако позитивного ответа он так и не дал. Свои версии ответа Чаадаеву предложили славянофилы (критика вестернизации и апология православия)[5].

Непосредственно сам термин «русская идея» введён Ф. М. Достоевским в 1860 году[6][7]. Современный русский философ А. В. Гулыга писал: «Русская идея Достоевского — это воплощённая в патриотическую форму концепция всеобщей нравственности»[8].

Термин стал известен за рубежом после чтения доклада философа В. С. Соловьёва «Русская идея» в Париже в 1888 году. Соловьёв использовал этот термин для объяснения русского самосознания, культуры, национальной и мировой судьбы России, российского христианского наследия и будущности, включая пути соединения народов и преображения человечества. Общий замысел Соловьёва относится к периоду, когда мыслитель разочаровался в идеях, сближавших его со славянофилами, что русский народ является носителем будущего религиозно-общественного возрождения для всего христианского мира. Доклад Соловьёва 1888 года «Русская идея» раскрывал тему «о смысле существования России во всемирной истории». Русская идея Соловьёва совпадает с идеей христианского преображения жизни, построенной на идеалах истины, добра и красоты. Для русской идеи чужда любая односторонняя этническая ориентация, в частности, вытекавшая из панславизма, в чём Соловьёв сближается с религиозно-консервативным философом К. Н. Леонтьевым. Соловьёв призывал к единству Востока и Запада в рамках учения о всемирной теократии. Эти формулировки соответствуют философии всеединства Соловьёва. Русская идея Соловьёва и идея Достоевского о «всемирной отзывчивости» русской души имели большое значение для развития русской философии, и, по мнению современного философа Μ. Α. Маслина, послужила обоснованием культурного подъема, наблюдавшегося в России начала XX века[9].

Термин широко использовался в конце XIX и начале XX века такими русскими философами как Е. Н. Трубецкой, В. В. Розанов, Вяч. И. Иванов, С. Л. Франк, Г. П. Федотов, Л. П. Карсавин[9].

Классический жанр сочинений о русской идее окончательно сформировался в 1910-е годы. В этом жанре писали многие ведущие русские мыслители. Жанр характеризуется особой образностью, не ограниченной выработкой однозначного «научного» определения русской идеи. Большой вклад внёс В. В. Розанов в своих работах «Уединённое» (1912), «Опавшие листья» (1913, 1915), «Апокалипсис нашего времени» (1917—1918)[9].

Согласно Л. П. Карсавину, главному философу евразийства, русская идея, которая рассматривалась Соловьёвым и Достоевским в качестве обращённого в будущее религиозно-общественного идеала, должна пониматься более узко и определённо, как конкретизация «субъекта русской культуры и государственности»[10][9]. Евразийцы выступали за создание «россиеведения» — нового полидисциплинарного учения, соединяющего труды философов, обществоведов, естествоиспытателей. В рамках этого направления русская идея получила более конкретное и многостороннее культурологическое, этнологическое и, по выражению философа-евразийца П. Н. Савицкого, «геософское» обоснование. Основатель евразийства Н. С. Трубецкой считал, что для России плодотворно «экономическое западничество» — следования западной экономической модели, и в то же время осуждал «космополитизм» и «интернационализм» как неприемлемые для России формы ложного «стремления к общечеловеческой культуре»[9].

Философ И. А. Ильин, крупнейший теоретик из числа государственников, отвергал «утопический этатизм» евразийцев, считая и Февральскую и Октябрьскую революции катастрофой для российской государственности. Он считал необходимым реабилитацию ценностей консерватизма и обоснование русского национализма и патриотизма, которые он рассматривал не как политико-идеологические, а как духовно-культурные явления. Не вступая в прямую полемику с Достоевским и Соловьёвым, Ильин тем не менее определенно высказался против «христианского интернационализма», понимающего русских как «какой-то особый „вселенский“ народ, который призван не к созданию своей творчески-особливой, содержательно-самобытной культуры, а к Претворению и ассимиляции всех чужих, иноземных культур»[11].

Вершиной классического жанра сочинений о русской идее, по мнению Μ. Α. Маслина, является книга религиозного и политического философа Н. А. Бердяева «Русская идея. Основные проблемы русской мысли 19 века и начала 20 века» (Париж, 1946). По существу автор отвергает русскую идею Соловьёва. Не отрицая христианские перспективы русской идеи, он в то же время писал о наличии собственных национальных, духовно-метафизических интересов России, что, по его мысли, стало главным следствием последнего для его времени этапа развития российской мысли. Согласно Бердяеву, России не удалось принять новоевропейский гуманизм с его формальной логикой, «секулярной серединностью». Бердяев призывал двигаться вперед к эпохе Святого Духа, к новой коммюнотарности — общественности, соборности. Метафизика национального духа Бердяева характеризуется восприятием русской интеллектуальной истории как целостности, без изъятий и перерывов её органического развития[9].

По мнению некоторых современных сторонников, русская идея выражает «замысел Божий о России»[12], то есть сакральную и, часто, эсхатологическую миссию русского народа и российского государства[прим. 1]. Русская идея содержит представление о русских как народе-богоносце. Этим подчёркивается вселенский характер русской идеи, её соборность и универсализм. Приверженцы русской идеи представляют что Россия имеет глобальное значение и важна для всеобщего христианского спасения[13].

Русский философ А. В. Гулыга в 2003 году писал: «Сегодня русская идея прежде всего звучит как призыв к национальному возрождению и сохранению материального и духовного возрождения России. Русская идея актуальна сегодня как никогда, ведь человечество (а не только Россия) подошло к краю бездны… Русская идея — это составная общечеловеческой христианской идеи, изложенная в терминах современной диалектики»[14].

Британский теософ Элис Бейли, одна из основателей нью-эйдж, в рамках которого ожидается наступление эры Водолея, предоставляла России особое место в обновлённом мире. По её мнению, именно из России должна прийти новая общечеловеческая религия, которая зальёт человечество «Солнцем Правды»[15].

Отличное от традиционной русской философии понимание русской идеи распространено в среде сторонников этнического русского национализма, русского неонацизма и русского неоязычества. Русские рассматриваются как лучшие представители «белой» или «арийской расы»: как наиболее древний народ (создавший культуру, письменность и цивилизацию для всего человечества) или наиболее чистые в «расово-биологическом» смысле или лучше других сумевшие сохранить традиционные «арийские» ценности и культуру. Русским приписывается историческое и культурное или расовое превосходство над другими народами. Главными врагами русских и «арийской расы» считаются евреи и иудаизм. Эта идеология включает русское мессианство: русский народ считается единственной силой, способной противостоять мировому злу и повести за собой остальной мир[15]. «Арийская» русская идея ставит перед Россией задачу построения аналога Четвёртого рейха, новой «арийской» империи мирового масштаба[16]. Русский арийский миф отвергает любые территориальные споры, поскольку русский народ изображается абсолютно автохтонным на всей территории Евразии. Реже встречается модель сепаратизма отдельных русских регионов. Предполагается раздробление России на несколько русских национальных государств, лишённых этнических меньшинств. В обоих случаях считается, что сплочение общества в новом государстве должно строится на единой «родной вере»[15].

А. И. Асов, популяризатор «Велесовой книги» и идеолог неоязычества, писал, что «поиск объединяющей здоровые силы общества Русской Идеи» должен заключаться в обращении к исконной «русской национальной традиции». Неоязыческий автор В. М. Кандыба утверждал, что Вселенная была создана Божественной мыслью, которая и является русской идеей, одновременно заявляя, что русская идея является «объективным результатом космической эволюции». Суть русской идеи он видит в том, что русский народ произошел из Божественного света и в будущем снова превратится в «единый вид лучистой энергии». «Если мы, русские, потеряем чувство ответственности за нравственное содержание человеческих мыслей, то Землю постигнет апокалиптическая катастрофа… Мы, русские, носители „Русского духа“ и „Русской идеи“, являемся народом-богоносцем, духовным космическим феноменом, на котором пока ещё держится земная цивилизация». Под влиянием евразийцев В. Б. Авдеев, создатель учения «расология» (о превосходстве «нордической расы» над другими) писал, что, поскольку Россия была прародиной «ариев» («арийцев»), именно её народы призваны повести остальной мир «к высотам новой духовности» и объединить все «новые религии» и нетрадиционные культы в глобальное экуменическое единство. Он призывал заменить православие зороастризмом («арийской» религией) и провозглашал наступление эпохи «русской идеи» без Христа. Националистический автор А. И. Белов, сторонник «арийской» идеи, называющий себя «палеонтологом» и «палеоантропологом», писал, что суть русской идеи состоит в «божественном происхождении русского народа»[15].

Ряд русских националистов, пытавшихся сформулировать «русскую идею», со временем отказались от «советских» или «державно-монархических» идей и стали сторонниками русского неоязычества. Это язычество они понимали его не как религию, а как идеологию, в которой остро нуждается русский народ. К числу таких авторов относятся художник и публицист И. И. Синявина, поэт А. А. Широпаев, вначале позиционировавший себя как сторонника империи и теоретика «православного фашизма», а затем объявивший себя «язычником» и «регионалистом», национал-демократ П. М. Хомяков, вначале занимавший православные позиции, а затем склонившийся к неоязычеству[15].

Собственный взгляд на русскую идею представил современный российский писатель Виктор Пелевин, что наиболее полно выражено в романе «Generation „П“».

КритикаПравить

Геополитический аспектПравить

Некоторые исследователи (А. Л. Янов, 1988) полагают, что за русской идеей скрываются геополитические амбиции, а также идеология российского великодержавного шовинизма и империализма. Оппонируя схожим точкам зрения Янова и статьи журнала «Коммунист» А. В. Гулыга писал, что не стоит удивляться совпадению взглядов антикоммуниста и посткоммуниста, так как «в том и другом случае перед нами стремление скомпрометировать духовную историю России»[17].

Взаимоотношения государства и обществаПравить

Существует мнение, что основное противоречие русской идеи с Западом лежит в области отношений общества и государства[18]. Если на Западе исторически возобладал принцип «государство для людей, а не люди для государства», то «русская идея» предполагает подчинение общества бюрократии, использующей государство в своих собственных корыстных интересах. Наблюдатели отмечают, что сакральный статус государства был характерен как для имперского, так и для советского периода российской истории[18].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. По действующей Конституции, Российская Федерация является светским государством, в котором религия отделена от государства:

    Статья 14
    1. Российская Федерация — светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
    2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Сноски
  1. Иван Ильин. Русская идея
  2. Аксючиц В. В.. Русская идеяАрхивировано 4 марта 2016 года.
  3. Сухонос С. И.Новая русская идея: Духовность, Справедливость, Единство
  4. «Русская идея»: антиномия женственности и мужественности в национальном образе России
  5. Полемика славянофилов и западников. Русская идея
  6. Достоевский, Ф. М.<Объявление о подписке на журнал «Время» на 1861 год> // Собрание сочинений : в 15 т. / Ф. М. Достоевский. — Л. : Наука, 1993. — Т. 11. — С. 7.
  7. Гулыга, 2003, Глава 1. Русская идея как постсовременная проблема, с. 13.
  8. Гулыга, 2003, Глава 4. Я видел истину (Достоевский), с. 105.
  9. 123456Маслин Μ. Α.Русская идея // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  10. Карсавин Л. П.Восток, Запад и русская идея. — Петроград, 1922. — 80 с.
  11. Иван Ильин. Путь духовного обновления // В кн.: Путь к очевидности. — М., 1993. — С. 244.
  12. Русская Идея
  13. Горелов А. А.Ф. М. Достоевский: русская идея и русский социализм // Знание. Понимание. Умение. — 2017. — № 1.
  14. Гулыга, 2003, Глава 1. Русская идея как постсовременная проблема, с. 33.
  15. 12345Шнирельман, 2015.
  16. Ларюэль, Марлен. Арийский миф — русский взгляд / Перевод с французского Дмитрия Баюка // Вокруг света. 25.03.2010.
  17. Гулыга, 2003, Глава 1. Русская идея как постсовременная проблема, с. 12.
  18. 12«What Russia wants: From cold war to hot war», The Economist, Feb 14th 2015

ЛитератураПравить

СсылкиПравить